Вопрос другу. Открытое письмо клиенту. Триптих. Часть I.

В этой серии текстов мне хотелось бы ответить на те вопросы, которые очень часто задают нам клиенты относительно особенностей работы с психологом. Часто их не задают, и об их существовании мы узнаем намного позднее , когда отвечать уже поздно. Между тем именно эти не заданные вопросы могут серьезно повлиять на процесс и результат взаимной работы. Для начала мне хотелось бы остановиться на том, почему вообще существуют такие тайные вопросы. Первая встреча клиента и терапевта чем-то похожа на первое свидание. Кажется, что человек, к которому он обратился за помощью, если не всемогущ, то, как, минимум всезнающ. Рассказ о своих сложностях является обязательным правилом игры. Иначе, зачем, тогда человек пришел. Но потом, если терапевт клиенту понравился, возникает желание стать хорошим клиентом. Все понимать с полуслова, менять поведение с полувздоха. Даже, если пациент понимает невозможность этого, сердцу, как говорится, не прикажешь.

Страх показаться глупым в глазах терапевта, может значительно замедлить процесс терапии. Тем более, что вопросы, возникающие в процессе взаимодействия, часто кажутся несущественными: «Я обещала Елене Борисовне, что буду принимать на себя ответственность за свою жизнь. А как это делать, когда мне грубит муж или ребенок заходится в истерике? Но я же учусь быть взрослым и самостоятельным человеком. Значит, я должна сама с этим разбираться». Логика примерно такая. Но ведь именно те частности, которые заводят клиента в тупик, и являются прецедентами для совместной работы. Если бы он знал, что с этим делать, поддержка ему была бы не нужна.

 

Еще сложнее становится тогда, когда клиента что-то в работе терапевта не устраивает. Это может быть все, что угодно: тон терапевта, самоощущение до, во время и после процесса консультирования, результаты и последствия взаимодействия. Более того, этап недовольством терапевтом или процессом является одним из этапов консультирования. Для того, чтобы использовать новые форматы поведения, их надо сначала принять. Джон Эйнрайт писал о том, что усвоение нового похоже на процесс еды. Для того, чтобы усвоить пищу, её надо прожевать. Жевание – это действие агрессивное. Если глотать не жуя, можно заработать несварение желудка. Что и происходит, когда клиенты остаются один на один со своей агрессией и непониманием.

 

Терапевт всегда заинтересован в клиентских вопросах. Вовремя полученный ответ может значительно облегчить и ускорить процесс психокоррекции. А не заданный - замедлить и усложнить. В конце концов, если не получается спросить очно – можно написать письмо. Именно вопрос клиента помогает нам понять, что он тоже активно участвует в процессе психотерапии.

 

Психолог Елена Кулёва, +7 (921) 742 54 85