Здравствуй, мама!

В этой статье я привожу рассказ своей клиентки о метаморфозах отношений с её матерью. Текст представлен без кавычек, т.к. является моим свободным пересказом этой истории.

В детстве я восхищалась своей матерью. Она была самой красивой, самой яркой, самой необычной. Чего только стоила её профессия – микробиолог! В Советском Союзе она казалась загадочной и, действительно, была таковой. Мама была на переднем крае науки. Где бы она ни появлялась, сразу же становилась центром всеобщего внимания и восхищения. Став сама взрослой женщиной, разглядывая её фотографии в молодости, я продолжаю восхищаться красотой этой женщины. Когда мой сын рассказывал своим друзьям о бабушке в молодости, то говорил: «Это что-то типа Мэрилин Монро, ничего особенного». Я всегда была в её тени, знала, что мама слаба и беспомощна, что должна оберегать и заботиться о ней. Слышала, как она рассказывает своим друзьям: «У меня дочь лучше любого мужика, постоянно дарит мне цветы». 

У неё постоянно были враги и недоброжелатели, которые стоили тайные козни. Потом в жизни что-то пошло не так и раз в месяц она устраивала нам с бабушкой истерики, обвиняя нас в том, что мы – причина её не сложившейся жизни. Тогда я в это верила и искренне чувствовала, что все беды матери произошли из-за моего отца, на которого я была очень похожа. Обожание и счастье превратились в бесконечное страдание. Начался этап тренинга терпения.

 

Когда мне было 16 лет, она приглашала меня в компанию своих друзей, сантиметром измеряла свою и мою талии и гордостью показывала, что у нее объем на 3 см. меньше. В минуты ярости она говорила мне: «Запомни, ты никогда не будешь лучше меня! Потому что ты – копия своего папочки!». В какой-то момент я её возненавидела. Она объясняла мне, что все мои успехи – случайность, потому что я – бездарность и ничтожество. 

 

Когда мне было 20 лет, я ушла из дома. После смерти бабушки я превратилась во врага №1. Помню, как мне было трудно принять это решение. Ведь я становилась предательницей, бросала маму. Спасал только здравый смысл: маме ещё нет пятидесяти, у нее есть хорошая работа и новый муж. Понимала, что жить она мне не даст. После моего ухода стали появляться новые враги: её тётка, муж, но в этом кастинге неизменно пальма первенства отдавалась мне.

 

Наступил этап, продолжительностью в 30 лет, когда я всеми правдами и неправдами отгораживалась от неё, продолжая оказывать материальную помощь её семье. Считаю, что это нормально – помогать родителям. 

 

Легенда изменилась, все мои успехи мать объясняла тем, что я – её дочь. Доброты, впрочем, это не добавляло, но теплота, исходившая от неё, оставалась. Редкий случай – теплота без доброты. Враги постепенно умирали: сначала тетка, потом – муж. Когда она практически спилась и сошла с ума, мне пришлось взять её к себе. И снова начался тренинг терпения её демонстративных суицидов, попыток кинуться с ножом на моего сына, утопиться в Неве и т.п. Снова начался этап терпения. 

 

В какой-то момент, я поняла, что начинаю ждать её смерти, и это может кончиться плохо в первую очередь, для меня самой. Потом была психиатрическая клиника, после которой бабушка стала шелковой, шоу, слава Богу, прекратились. Спасибо отечественной психиатрии. Мне удалось сделать её квартиру, добиться нормальной пенсии, нанять сиделку.

 

Парадокс: человек, всю жизнь умиравший от непонятных болезней, пережил не только две операции по эндопротезированию, но и всех родственников. Враг №1 для моей матери теперь смерть. Однажды я встала перед ней на колени, поцеловала её ноги и попросила прощения за то, что я – плохая дочь и не оправдала её ожиданий. Я восхищаюсь её жизнестойкостью, хотя не понимаю, какие силы поддерживают её на этом свете. Восхищаюсь, когда, навещая её с продуктами и лекарствами, заглядываю в её горящие глаза и говорю: «Здравствуй, мама!»

 

Психолог Елена Кулёва, +7 (921) 742 54 85