Насилие взрослых детей над родителями

Почему у адаптированных родителей вырастают дезатапитвные дети? Ближе всего к ответу на этот вопрос подошел Эрик Берн, доказав, что, как правило, психологическая наследственность передается перекрестно через поколение. То есть девочка имеет черты психологического сходства с бабушкой со стороны папы, а мальчик, соответственно, с дедушкой со стороны мамы. Но эта схема недостаточно проработана для многодетных семей. Кроме того, она не учитывает социально-психологические и культурологические особенности жизни семьи. Не учитывает она также и того, что каждый ребенок появляется на свет с неким своим предназначением, угадать которое никому не дано. А как обстоят дела, если это приёмная семья и ребенок усыновлен или кто-то из родителей является круглой сиротой? 

Но даже если эта схема работает, то мы можем предположить, что у гармоничных и адаптированных родителей появится наследник, чем-то похожий на сумасшедших бабушек или дедушек. Так или иначе, мы постоянно сталкиваемся с тем, что подрастающие дети начинают требовать от родителей то, чего они им дать не могут, постоянно нарушают их границы и вмешиваются в их личную жизнь. Речь идет не о подростковом бунте, а о другой жизненной позиции, которая укрепляется по мере взросления ребенка. Пока сын или дочь относительно маленькие, у родителей хватает сил на то, чтобы отстоять свои жизненные принципы. С течением времени расстановка сил меняется. Из маленьких самодуров вырастают мощные диктаторы. Слабеющие родители становятся игрушкой страстей взрослых детей. В том случае, если жизнь представителей нового поколения складывается успешно, проблема не является столь острой, но все равно остается. Если же у авторитарных детей что-то не получается, то значительную часть своих претензий относительно жизни они предъявляют именно родителям, срывая на них боль от переживания собственных неудач. 

 

Мать или отец активно включаются в это деструктивное взаимодействие, т.к. чувствуют себя ответственными за судьбу чада до конца своих дней. Они постоянно задают себе вопрос: « Отчего она (он) такая? Что я неправильно сделала (сделал), когда она (он) была маленькой. Что я недодала (недодал)?». Ответа на этот вопрос найти невозможно, т.к. прошлое уже прошло. Чувство вины усиливается и разрушает не только человека, задающего их, но и того, кто провоцирует этот вопрос.

 

Пример: взрослая дочь, у которой не складывается личная жизнь или есть семейные проблемы, постоянно вмешивается в личную жизнь матери, обосновывая это тем, что она чувствует ответственность за жизнь семьи. Мать, будучи человеком самодостаточным, постоянно мучается от того, что она что-то проглядела в воспитании дочери и не понимает, как сейчас ей можно помочь. Аналогичные претензии очень часто предъявляют неуспешные младшие сестры к более успешным старшим. Реализовать эти претензии невозможно, т.к. за ними стоит попытка сбежать от осознавания своих проблем и переложить их на плечи другого. В этом тандеме нужно помогать именно тому человеку, от которого что-то требуют. Разорвав неконструктивную связь отношений «вина-обязанность», этот родственник поможет и другому члену семьи начать более адекватно строить свою жизнь. Возможно, Деву Марию канонизировали потому, что она не упрекала своего сына за то, что он похож на отца и за избранный им путь. Она смогла это пережить. Иногда, для того, чтобы быть родителем и при этом оставаться нормальным человеком требуется очень большое мужество.

 

Психолог Елена Кулёва, +7 (921) 742 54 85